?

Log in

No account? Create an account
Либерал или выродок?
Согласно общепринятой классификации, либералом называется  носитель определённых политических взглядов. Это ошибочная классификация, ибо она использует привходящий признак. Политические взгляды всякого живого человека меняются со временем, это ненадёжный критерий, он не характеризует самого человека. Александр Первый в юности был по своим убеждениям либералом, а в зрелом возрасте стал монархистом. То же самое произошло  с Пушкиным и со множеством дворян XIX века, которых воспитывали в духе французского Просвещения и которые своим умом дошли до понимания того, что этот дух исходит от дьявола.
Сегодня, когда люди, которых мы называем либералами, представляют собой главную угрозу существованию России, мы должны различать в их стане три категории лиц. Первая — продавшиеся нашим врагам платные агенты влияния, добровольные изменники Родины. Вторая — соблазнённые либеральными лозунгами, особенно критикой власти, горячие головы, не имеющие достаточно ума,чтобы правильно оценить происходящее. Это — либералы по глупости. Третья категория — либералы по самой своей природе, либералы от рождения, перевоспитать и вразумить которых невозможно. Только их, строго говоря, следует именовать либералами, обозначая этим термином тип сознания. Эта группа и составляет главную кафедру врагов России, на них они делают основную ставку.
Давайте же разберёмся, что это за тип сознания. Как учит нас философия, внутренний мир человека состоит из двух собирательных понятий -«Я» и «Не Я». Нормальный русский человек собирает в понятие «Я» всё плохое и низкое, чтобы покаянием избавиться от него и подняться к «Не Я», в котором для него сосредоточено всё высокое и благое. Главенствующими элементами в этом «Не Я» выступает для него сначала Бог, а потом отечество, Родина, государство. Такая структура сознания, унаследованная нами от православных предков, ведёт к скромности русского человека, а главным его делом становится служение высокому«Не Я» — Богу и отечеству. На таком миропонимании возросла и держалась в течение тысячелетий Великая Россия. Но в семье не без урода. И в нашей нации  время от времени рождаются мутанты, у которых в «Я» концентрируется всё лучшее, а в «Не Я» отсылается всё презренное и непотребное. Такой мутант отрицает Бога и ненавидит своё государство, а себе отводит (в своём воображении) самое высокое место. Святые отцы хорошо знали эту болезнь и называли её «гордыней». Бедняга, поражённый этим недугом, не хочет иметь над собой никакой высшей инстанции — ни божественной, ни человеческой; он всегда и атеист, и оппозиционер.
Этимология этого заболевания непонятна, может быть, оно генетическое, наподобие болезни Альцгеймера. Депутат Самарской думы Сивиркин выяснил, что революционер Удальцов родня революционерки и террористки Землячки (Залкинд), заражённый тем же вирусом либерализма. Но есть и контрпримеры. Живший в XVIIв. князь Иван Андреевич Хворостинин, потомок выдающихся военачальников и патриотов, был отчаянным либералом и безбожником.
Так или иначе, настоящие, неперевоспитуемые русские либералы изначально обладают иной структурой сознания, чем подавляющее большинство их соотечественников, т.е. выходят, выпадают из своего рода. А как точнее всего называть человека, вышедшего из рода? Конечно же, выродком. Вот так и надо именовать наших либералов — это типичные выродки. Убивать их не нужно, как не нужно убивать страдающих болезнью Альцгеймера, но подвергать обструкции и лишать возможности влиять на незрелые умы — необходимо.

С днем дурака!

Дуракам закон не писан.
Жили старые дураки, поживут и молодые.
И дурак своей шкуры не продаст.
Дураку счастье, умному Бог даст!
Где два дурака дерутся, там третий смотрит.
От чорта крестом, от медведя пестом, а от дурака ничем.
У всякого своя дурь в голове.

Техническое

Друзья, мне перестали приходить уведомления о ваших новых записях. Галочки "уведомлять" на месте.
???

[reposted post] Ясные пни Левтолстоя

Левтолстой в домашнем обиходе и выходах в люди склонен был иметь манеры декларативно-пейзанские. Тем не менее, выражаться по матери он стеснялся. И ещё более стеснялся этого своего стесненья, стыдненькой барчуковской робости. Уныло сморщиваясь и кривя на сторону рот, словно от кислых лимонных щей, подменял выраженья живой простонавозной речи плосковатыми какими-то подделками, и ужасно, ужасно корил себя за это!
– Мэ кэль бетисс! – восклицал по себя – Ж`м-анфу дё са бетисс! Жё сюи мюжик, едрёна матрёна! Отчего ж робею? Отчего так паллиативны инвективы мои? Взять хоть вот это моё «ясен пень»… Какой такой пень? При чём тут пень вообще? И что, что, скажите, в нём ясного, мильдедьябль?! Нету, ой нету ни малейшей ясности тут – один туман, а также муть и стыдоба! Нелепый, усекновенно-фаллический символизм, фармазонство городское! Это дурачку Метерлинку впору, однако не мне же! Мне-то куда? И я на станцию-то забыл, когда ездил, я всё в именье живу!
Вот тут Левтолстой уж никак не мог не впасть в ажитацию, никак! Вскакивал, запирал от греха дверь кабинета изнутри и принимался взволнованно шагать от стола к окошку и обратно, сопя, и ероша бороду мозолистою пятернёю. В голове шевелились виды различных пней – нежеланные и постылые!
То осенний вставал перед внутренним взором лес, и сияющим златом палой листвы осыпаемы были проклятые пни, а сентябрьское солнце играло на шляпах опёнков и поганок… А то вдруг ярко белел последний мартовский снег, тянулись по нему тёмно-голубые тени от деревьев, а от пней не было никакой тени вовсе – словно от модных британских привидений.
И всё же, как ни отнекивался бедняга Левтолстой, была в картинах этих некая ясность, была! Непонятная, необъяснимая… Ибо нет и не может быть ни объясненья, ни пониманья для небытия и смерти – одна глупая, голая ясность, едрить её, распроедрить ёё…
На этой мысли Левтолстой всегда останавливался, и почти физическим усилием возвращал себе душевное равновесие. «А вот хрен вам, суки!» – отчётливо и громко произносил он вслух. В коридоре, за запертою дверью кабинета что-то перепуганно всхлипывало и мелкими оскорблёнными шагами убегало в комнату жены.