aalitvin (aalitvin) wrote,
aalitvin
aalitvin

М. Бакулин. Воры

Оригинал взят у te_poo в М. Бакулин. Воры

Воры

Мирослав Бакулин
Источник: Русская неделя,  4 августа 2009 г.
Меня крестили в 1971 году в храме г. Тобольска, посвященном семи отрокам Эфесским. Похоже, в России нет больше храмов, посвященных этим удивительным уснувшим отрокам. Креститься привела моя бабушка. Отец, партийный человек, был очень против этого. Крестили меня 21 августа, как раз в день моего святого – Святителя Мирона, Епископа Критского. Батюшка так и сказал:

– Что это за имя дурацкое – Мирослав? Таких святых нет, и не может быть. Будет он называться Мироном. Тем более что сегодня как раз именины всех Миронов.

Уже на крещении я проявил свой ужасный характер. Когда всех детей повели со свечами вокруг аналоя, поя: «Елицы во Христа крестистеся…», я, будучи самым маленьким (4 года), оторвался от всех и пошел в противоположную строну. Батюшка поймал меня и толкал впереди себя, как трактор. За это он сказал мне:

– Раз ты такой непослушный, я тебя Богу не пойду посвящать.

И не повел. Мальчиков увел в алтарь, а меня – нет. Так я и остался непосвященным Богу.


О святителе Мироне мы знаем немного, всего пару анекдотов из времен гонения императора Декия.

Св. Мирону досталась каменистая земля острова Крита, которую он возделывал много лет. В конце концов, он так-таки превратил ее в цветущий сад, приглашая трудиться и питаться от плодов ее всех бедных христиан острова. Он уже был стариком, когда произошло знаменательное событие. К нему на гумно пролезли воры. Воры – люди лихие, но слабые, потому что не занимаются ежедневным трудом. Так вот, Мирон застал их на гумне, когда они пытались взвалить мешки с зерном себе на плечи и не могли. По тем временам юриспруденция была проста: застал вора на месте преступления – смерть ему. Ему достаточно было крикнуть своим работникам, чтоб они сбежались, но он подошел и обратился к ворам:

– Могу ли я помочь вам?

Воры огляделись, они никак не ожидали увидеть кого-то, но этот старичок показался им таким наивным, что они согласились на то, чтобы он своими сильными и натруженными руками набросил на их плечи по мешку с зерном, да еще и взялся их вывести из поместья. И вот он повел их. Они идут и вдруг слышат, как с Мироном здороваются работники. Воры начинают понимать, что старичок этот – хозяин усадьбы. И что ему достаточно крикнуть работникам, вооруженным мотыгами, косами и топорами, чтобы те бросились и убили их. И вот они идут своим крестным путем, потому что они – между окриком хозяина с мгновенной смертью и той ситуацией, что из-под мешка с зерном просто так не выскочишь и не побежишь. Обливаясь смертным потом, они прошли с ним до ворот. Там он выпустил их с мешками и сказал:

– Я вижу, вы – люди лихие, воры, но сегодня вы почувствовали вкус смерти. Идите и больше не воруйте.

Говорят, что вкус смерти отбил у них охоту еще воровать. А св. Мирон стал епископом острова Крита. Один мой знакомый монах после пострижения долго не мог отвыкнуть от мира и своего ноутбука. Все ночи напролет он просиживал в интернетных чатах и живжурнале. Чувствуя свою зависимость, он попросился из солидного городского монастыря в небольшой деревенский скит, который промышлял пасекой и ловлей рыбы на озере. Но и здесь интернет вползал в ноутбук через его мобильник. Видя, как он, не выспавшийся после очередной интренет-ночи, сонно перебирает сети, старый монах пожалел его и сказал:

– Зря ты смотришь в свой компьютер по ночам. Он сжигает твои глаза. Смотри вон на ту яркую звезду, и она восстановит тебе и глаза, и ум.

Инок взглянул в молодое утреннее небо и увидал звезду. Так странно было ее видеть не ночью. На следующий вечер он выбрался на поляну и стал смотреть за звездою. Она сияла ярко и единственная на небосклоне, казалось, не двигалась. Инок смотрел на звезду, вспоминал, когда и как все это началось. Свою первую исповедь и первое причастие, свои первые молитвы и первые радости от церковной жизни. В этот вечер он только отправлял почту, а на следующий день забыл уже и это сделать. Сидя на крыше своего домика, он смотрел на свою звезду, в него вливалась красота и тишина ночная, он тихонько молился, и миром наполнялось его сердце. Через полгода в его домик пришел вор. Это был наркоман из соседнего поселка, который подумал, что у монахов должно быть много денег и золотой утвари. Он долго рылся в домике молодого инока, но так ничего не нашел. Когда монах застал его, он зарычал злобно и хотел, было, кинуться на него. Но монах сразу понял, что к чему и, порывшись у порога, протянул оторопевшему вору свой ноутбук:

– Вот возьми, здесь больше ничего нет.

Когда вор ушел, монах залез на крышу и посмотрел на небо. И вздохнул:

– Я отдал ему то, что и мне самому не нужно. Вот если бы я смог подарить ему мою звезду.

Когда я сам работал сторожем, ко мне на объект пробрался вор. Он хотел поворовать колеса от легковых машин. Я подобрался к нему сзади и приставил свою берданку прямо к голове, он поднял руки и повлекся за мной в сторожку. По дороге он бурчал, что только что освободился из тюрьмы, что он голодный, что у него нет денег. Я накормил его тушеной картошкой, в дорогу налил ему полстакана водки, дал хлеба и сало, а потом отпустил. Он взял еду, посмотрел на меня с обидой и сказал:

– Ты меня по всем понятиям обидеть хочешь? Ты меня поймал, ты меня должен ментам сдать. А ты мне хлеба дал, выпить налил. Презираешь меня? Считаешь меня ничтожеством?

Я вытолкнул его за ворота, и вместе с ним все старые времена, когда от воровства вразумлялись либо воры, либо ограбленные. Теперь между ними никакой разницы нет.




Источник

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments