aalitvin (aalitvin) wrote,
aalitvin
aalitvin

Предварительные замечания о приёмах противостояния угрожающим факторам

Оригинал взят у andrey2 в Предварительные замечания о приёмах противостояния угрожающим факторам

Священное Писание и Нового, и Ветхого Заветов представляет читателю примеры того, что Ангелы Божьи могут исполнять военное предназначение. Так, во время взятия Иисуса Христа в Гефсиманском саду Он спросил у одного из Своих учеников: «думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Матф. 26, 53).
И в Ветхом Завете тоже есть несколько эпизодов, когда в действие вступают такие военно-оборонительные Ангелы. Например, «случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру, и вот все тела мертвые» (4 Цар. 19, 35). Подобную же ситуацию видим, когда один из царей пытался «поиграть военными мускулами», послав за Илией пророком: «отвечал Илия, и сказал пятидесятнику: если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь с неба и попалил его и пятидесяток его» (так было с двумя пятидесятниками и их подразделениями, 4Цар., 1, 10 и 12)
Как видно из этих примеров, для Господа Вседержителя не составляет ровно никакой проблемы обеспечить безопасность в отношении вооруженной угрозы - если вопрос будет так поставлен.
Другое дело, что в эпоху Нового Завета обязанность христианина состоит в том, чтобы силой кроткого проникновенного слова привести, или хотя бы попытаться привести, к Богу истинному, например, воинов из той же самой языческой армии в 185 тысяч штыков. Соответственно, задача обеспечения личной безопасности становится подчиненной, и средства её решения должны также претерпеть изменения, стать более филигранными по исполнению и новозаветными по духу.
Как знаем и из Евангелий, и из житий Святых, телесная смерть была принята и Христом, и последовавшими за Ним Святыми там и тогда, где и когда она могла послужить Божественному делу наилучшим образом. То есть, выбор христианином обстоятельств для символического действия и решающей проповеди, выбор противников и судей, принимающих решения о его пытках и умертвлении, выбор свидетелей и аудитории, присутствующих при финальных сценах мученичества - это свобода, оставляемая христианину. Как видим из житийной литературы, мученики за веру творчески использовали эту свободу, не давая обстоятельствам власти над собой и полностью контролируя ситуацию, с Божьей помощью. Для достижения такой позиции требуется пройти путь, зачастую исполненный ловушками, и для этого нужно уметь управлять обстоятельствами, отклоняя ненужные угрозы, не входящие в этот план. Применяемые приёмы должны решать задачу предохранения от "глупой" безвестной смерти в неразберихе, от "шальной" пули, от тайного яда, от действующего без разбору оружия массового поражения: гибель тела в этих случаях не послужит делу несения Благой Вести и выполнению сопутствующих задач.
Евангельское повествование, рассмотренное под этим углом зрения, является идеальным и недостижимым примером, когда Бог вочеловечившийся обошел все ловушки, и отвёл все угрозы, угрожавшие исчерпывающему исполнению миссии: как знаем, Ему пытались и устроить "случайную" смерть на обрыве, и «решить» Его дело в узком междусобойчике, чтоб только избежать огласки, чтоб предотвратить распространение Его учения. Он же отказался призвать Ангелов только там и тогда, где и когда было заповедано Ему Отцем Небесным дать решающий бой. Каковой бой закончился закланием Агнца, Жертвой надмирной и окончательной (а врагом Бога и его слугами эта телесная смерть Сына Божьего была расценена как их победа).
Следует отметить, что даже Христос испытывал искушение привлечь Ангелов безопасности в решающий момент и отклонить и эту угрозу - но преодолел. Преодолели подобное и последовавшие за Ним.
Содержание и тактика применения приёмов противостояния угрозам в современных условиях определяется, разумеется, содержанием этих угроз. Например, применение ядерного оружия характеризуется несколькими общеизвестными поражающими факторами. Богу Вседержителю не составляет труда направить на защитную службу Ангелов, отклоняющих действие этих действующих начал, которые, вероятно, будет правильно отождествить в этом случае с бесами. Например смертный нестерпимый жар адского пламени от ядерного взрыва без труда может быть отведён от верных ровно тем самым Ангелом, который "выбросил пламень огня" и "сделал шумящий влажный ветер" в печи, куда были брошены Азария и бывшие с ним, товарищи прор. Даниила (Дан. 3, 49-50). О факторе радиационного поражения: Если Василий Великий и другие Отцы говорили, что никаких атомов нет, следовательно нет ни ядерных превращений, ни продуктов ядерных реакций, то действие "радиации" на живые организмы состоит в действии соответствующего демона, который и разлагает живую ткань. Можно ли избежать действия этого демона? - Человек, верующий, вопреки Отцам, в атомы, в ядерную физику, разумеется не свободен от власти этого демона и закономерно должен быть им уловлен: верующий в атомы, поклоняющийся языческим богам, и примет от них погибель, сначала телесную, затем, не исключено, и вечную. Человек же раскаявшийся в этих бесовских заблуждениях, освобожденный от этой прелести Жертвой, пройдёт через любой уровень радиации без каких бы то ни было последствий. Но для этого нужна вера в Бога, а не в атомы. Всеобщность человеческой веры в атомное учение и обеспечивает всеобщность и наблюдаемую сейчас неизбежность этого вида поражения. Этих демонов, при их действии, следует ассоциировать также и с головой и сердцем их жертвы, а не только с боевым устройством. "Самый честный игрок в напёрстки", диавол, непременно устраивает видимые, приборные, клинические проявления "заражения", а Бог, обыкновенно, попускает, видя такую веру в эти дьявольские козни.
Имея представление, какой именно комплект бесов задействован в той или иной угрожающей ситуации, в той или иной системе вооружения, можно именем Христовым просто запретить им действовать. Тогда например боеголовка упадет в безопасное место не смертоносной квинтэссенцией убийственного гения, но безвредной грудой металлической рухляди. (ср.: "если что смертоносное выпьют, не повредит им" уверовавшим, Мк. 16, 18). Только следует иметь в виду, что такое бедствие, подобное сере дождем и огню с неба, как в Содоме, скорее всего попускается Богом по понятной причине иссякшей праведности и всеобщего погрязания в грехе, и противодействовать этой воле, призывая Ангелов – вещь рискованная. Для таких случаев Христос также дал тактические приёмы, например: «Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его: тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него, потому что это дни отмщения, да исполнится все написанное» (Лк., 21, 20-22), и т.д.
Необходимым условием для способности осуществлять такие приёмы является, конечно, дар Св. Духа, включающий способность чувствовать присутствие или приближение Ангелов и аггелов, способность различать их, и отточенное умение управлять Ангелами (Евангельское повествование как раз наводит на мысль, что Иисус Христос в ходе Своего пустынного поста, в частности, совершенствовал такое умение). Власть изгонять бесов или запрещать им также заповедана последователям Христа.
Пример различения демонов и противодействия им приведён в описании одного из посмертных чудес свт. Николая, епископа г. Миры Ликийские:
«…перед ними [паломниками] явился святитель Николай в небольшой ладье и сказал:
« - Куда плывете, мужи, и почему, оставив прежний путь, возвращаетесь назад. Вы можете утишить бурю и сделать путь удобным для плавания. Вам препятствуют плыть диавольские козни, потому что сосуд с елеем дан вам не женщиною, а бесом. Бросьте сосуд в море, и тотчас плавание ваше станет благополучно.
«Услышав это, мужи бросили бесовский сосуд в пучину морскую. Тотчас из него вышел черный дым и пламя, воздух наполнился великим смрадом, море разверзлось, вода закипела и заклокотала до самого дна, и водяные брызги были подобны огненным искрам… Неизвестно, с какими бесовскими чарованиями смешан был тот елей, но он был предназначен для вреда и погибели путников. Не зная гибельного действия этого елея, они исполнили просьбу и, взяв сосуд, отчалили от берега...» (Жития Святых свт. Димитрия Ростовского: декабрь, шестой день)
Сейчас, ввиду широкого распространения чародейских «знаний», мы можем по этой картине достаточно уверенно сказать, что упомянутые «чарования» состояли в изготовлении какого-то легкодетонирующего взрывчатого вещества. Способ изготовления состоит в манипуляциях с известными компонентами (исходно природными и, следовательно, безвредными), сопровождающихся обращением к демонам, обеспечивающим взрывное и т.п. действия. (Исторически, явное призывание имени демонов было непременным атрибутом работы в чародейских лабораториях; в последующем эти заклинания, прежде обязательные, становятся подразумеваемыми, часто заменяются слепой верой работника в соответствие этих древних манипуляций «законам природы», в несокрушимость авторитета первооткрывателя процесса).
В данном житийном рассказе был избран приём срочного (чтобы избежать потери времени на объяснения) удаления бесовского сосуда на безопасное расстояние, за борт, где бес и произвёл своё ожидаемое действие. Это было бы невозможно без усмотрения злого духа, привязанного к смеси в сосуде, задачу какового усмотрения взял на себя Святитель, по благословению Божьему.
Несложно представить себе, основываясь на Св. Писании и Св. Предании, и другие приёмы противодействия угрозам этого класса.
Для того, чтобы Ангелы служили, человек должен заслужить у Бога дарования Духа в полноте, тогда Ангелы могут ему служить (ведь дар Духа служит подтверждением от Отца о восстановленном Богоподобии этого человека). Лишены ли такой возможности остальные люди? - В принципе, Отец, читающий в сердцах, властен посылать Ангелов даже и авансом тем, кто просит, особенно если кто договорится просить вдвоём, втроём. Привести примеры такой сверхъестественной Ангельской помощи не составит труда, она проявляется, как правило, в мгновения особого подъёма у человека, каковые мгновения не так уж редки. Какую молитву сочтёт Бог искренней, какое чадо достойным этого – это Его исключительная прерогатива. Более того, Отец знает о наших потребностях задолго до их возникновения, и таким образом, соответствующие Ангелы у Бога наготове заранее. Нам остаётся только руководствоваться верой, соединённой с разумом, видеть ситуацию незамутненным взглядом, и уметь ясно и в существенных деталях представить себе образ того, что именно испрашиваем.
Понятно, что при таком подходе, последовательно продуманном и смело применяемом, отпадает необходимость в создании и содержании рукотворных средств противодействия ныне существующим и, шире, мыслимым системам вооружений, основанных на дистанционном, загоризонтном, внезапном нападении и массовом, неприцельном, анонимном, подлом поражении.
Отсюда же можно сделать предположение об истоках христианского оружейного минимализма: меч, нож, топор (становится оружием при необходимости). Если главной силой, обеспечивающей безопасность христианина, христианской общины, является активное покровительство Ангелов Бога и Святых Его, то эти простое и честное оружие может служить для демонстрации, для применения в целях отрезвления нападающих - т.е., как правило, не на смертельное поражение. Вспоминаем здесь пример Симона Петра, который произвел отрезвляющий удар мечом плашмя по голове и тем отсек ухо одному из пришедших брать Христа, вспоминаем эпизод с отсечёнными и приращенными назад кистями рук одного фарисея при Успении Пресвятой Богородицы.
Ввиду изложенных причин, у современных оружейных систем, основанных на чародействе, не просматривается исторического будущего, во всяком случае на ближайшие эпохи после того, как основная часть накопленных арсеналов будет расстреляна. Обратно, если кто захочет по своему выбору уповать на мощь этого оружия, включая оборонительное, то, чем более осознан этот выбор, тем меньше оснований у совершившего его надеяться в на милость Божью. Это касается и эфемерности надежды на помощь Бога непосредственно в обороне (не говоря о нападении), касается и Его благоприятствования при послевоенном восстановлении жизненного, хозяйственного, общественного уклада, подразумевающего необходимость такого подлого и грязного оружия. Конечно, эти предположения об исторических перспективах справедливы при той оговорке, что мы не стоим сейчас на пороге Апокалипсиса, конца времён и Суда.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments